Марина МУШКАТИНА, 11 класс

Квартирники (то есть концерты в квартирах) – неотъемлемая часть культурной жизни Санкт-Петербурга. Специально для «Гимназиста» я поговорила с Максимом Ефимовым, организатором квартирников в рамках проекта «Время Легенд».

Типичная камерная атмосфера квартирника / Фото: Максим Ефимов

– Что такое квартирник в вашем понимании?

– Полное слияние артиста и зрителя, достижимое только при таком формате. Думаю, это главное, что отличает квартирник от простого концерта.

– Есть ли ещё какие-то причины, почему слушатель выберет именно камерное выступление, а не концерт на большой сцене?

– Этот формат действительно во многом отличается от выступлений в концертном зале или на стадионе, где музыку, конечно, можно слышать, и артиста можно видеть, но абсолютно точно никогда не получится добиться такой атмосферы, которая создаётся на квартирнике. Квартирник позволяет увидеть артиста без спецэффектов, задать ему любые вопросы.

Если говорить про артистов, многие из них считают, что выступление на квартирнике – гораздо более ответственный процесс, чем на концерте. На сцене можно скрыться за собственными музыкантами, за огромным залом, светом, киловаттами звука. На квартирнике невозможна фонограмма. Это сложный формат, но только он даёт чувство единения артиста с публикой, и удовольствие получают и выступающий, и слушатели.

– Как зародилась идея?

– Это было моё личное решение. Для начала, думаю, стоит поговорить об истории квартирников. Квартирники появились в Ленинграде, который был центром рок-музыки, центром бунтарства, бушевавшего в восьмидесятые годы. Тогда вся рок-музыка существовала подпольно, её не признавали официально – музыканты не имели права выступать на большой сцене, им просто не давали этого делать. Таким образом и родился формат квартирников – иногда их ещё называют «концерт на кухне». Музыканты собирали друзей, а те звали своих друзей, и получалась небольшая аудитория.

Мне повезло в детстве несколько раз побывать на таких мероприятиях. Я уже тогда чувствовал атмосферу, мне нравилось, что артист находился на расстоянии вытянутой руки. Пять с половиной лет назад я понял, что люди моего поколения, которые в восьмидесятые любили рок-музыку, сегодня уже состоялись, продолжают слушать рок, но не хотят больших и шумных концертов. К тому же на концертах часто много зрителей, которым вообще всё равно, кто выступает. Они приходят на концерт, чтобы убить время, поглазеть, выпить да закусить.

Я понял, что мои друзья и ровесники с большим удовольствием пошли бы на камерное мероприятие, где аудитория близка им по духу. На квартирнике никто не позволит себе повернуться спиной к артисту и начать есть и пить во время выступления. Так и родился проект «Время Легенд». Назван он так, потому что мы приглашаем артистов, на песнях которых выросли. С первого же раза получилось провернуть интересный ход – пользуясь доверием своих друзей, я сделал так, чтобы никто из зрителей не знал, кто будет выступать. Мы держим интригу до самого конца и дарим людям сюрприз. У нас уже выступали «Машина Времени», Сергей Галанин, «Ноль», Максим Леонидов, Евгений Маргулис и многие другие.

Со временем я добавил в проект современные, популярные нынче детали. У нас всегда два ведущих, которые ведут диалог, подтрунивая друг над другом. У нас есть инструментальная группа, которая аккомпанирует в перерывах. В первом отделении мы даём зрителям шанс познакомиться друг с другом и даже выступить, если они хотят. Иногда играют и молодые коллективы. Получается, что мы скрестили старый ленинградский квартирник с модными дополнениями, чтобы люди получили удовольствие от общения и друг с другом, и с приглашённым артистом.

– То есть на квартирниках могут выступать как уже знаменитые исполнители, так и начинающие группы, которые хотят попробовать себя на сцене?

– Да, для этого и есть два отделения. В первом мы благодарим всех, кто помог организовать мероприятие, и даём возможность выступить всем желающим. Если в гости зашла, например, Татьяна Буланова, мы просим её спеть, и она всегда с радостью соглашается. Первое отделение очень душевное, все знакомятся, выступают, а во втором отделении уже выходит легендарный исполнитель.

– Что самое сложное в организации квартирника?

– В самом начале было сложно объяснить артистам, что это за проект. Меня никто не знал, я не продюсер, плюс все путали проект с «Квартирником у Маргулиса». «Квартирник у Маргулиса» – телевизионная передача с разговорами с артистами. Съёмки проходят не в квартире, а в студии, это скорее творческий вечер, и к настоящим квартирникам отношения никакого он не имеет.

У меня же всё по-настоящему, настоящая квартира на Петроградке в обычном жилом доме, вокруг живут люди, которые терпят пять раз в году этот ужас. Аппаратура очень мощная, у соседей сверху подпрыгивает посуда. Пять лет спустя, понятно, проблем с объяснением уже не возникает, все друг друга знают и передают новости о квартирниках.

Сейчас, пожалуй, сложнее всего собирать партнёров для финансирования. Я никогда не прошу артистов выступить бесплатно, не имею на это морального права – это их работа. Вторая большая проблема – проект очень популярен в Петербурге, но он закрытый, билет туда не купить. Я лично приглашаю каждого зрителя, исходя из нескольких параметров. Понятно, что это друзья, помощники, просто хорошие люди, которые мечтают туда попасть. Но сидячих мест всего 80, а хочет попасть 300 человек – приходится кому-то отказывать, обещать, что приглашу в следующий раз. Обещание всегда сдерживаю, но сам процесс рассадки – полное безумие. Зато зал всегда полный, все сидят плечом к плечу, кто-то стоит, и это тоже помогает создать атмосферу.

– Можете рассказать какую-нибудь интересную историю, произошедшую на квартирнике?

– Была один раз у нас группа «Мифы». Приятная атмосфера, всё украшено, они сидят, отвечают на вопросы зала. И вдруг полностью выключается свет. Они тут же начинают играть, все включают фонарики, исполняются две-три песни в акустическом формате без электричества и в полной темноте, не считая света восьмидесяти фонариков на телефонах. А мы тем временем бегаем вокруг дома, пытаемся понять, что не так.

Оказалось, приехало «Ленэнерго», решили что-то поменять в 10 вечера. Минут пятнадцать шёл живой концерт, потом электричество вернули. После выступления ко мне подходят люди, говорят, мол, хорошая находка – выключить свет, выступать при свечах. Я отвечаю: «Какая находка, вы думаете я это специально сделал?». «Да, а разве нет?». Я говорю: «Нам вырубили электричество по-настоящему, я здесь чуть не поседел!». Потом долго смеялись.

– Пандемия COVID-19 сильно повлияла на концертную индустрию. А как обстоит ситуация с квартирниками?

– Мы, конечно же, целый год не проводили квартирники, опасаясь заражения. Было одно исключение: после начала карантина несколько музыкантов попросили нас предоставить им эту квартиру, чтобы они сняли там концерты для интернета. Концерт шёл в формате прямой трансляции, без зрителей. Таким образом мы помогли нескольким артистам пережить пандемию, потому что работы у них не было. В остальном – всё шло как у всех. Когда начали понимать, что большинство или уже переболело, или вакцинировалось, вернулись. Уже на закате волны вируса мы провели два квартирника, один – в октябре прошлого года, второй – в ноябре. Последний квартирник был в феврале этого года.

Я надеюсь, что проект будет жить долго и счастливо. Я получаю огромное удовольствие, когда вижу счастливых людей, наслаждающихся любимой музыкой, когда вижу шок и удивление в глазах при выходе артиста. Это позволяет мне не бросать проект, а возвращаться к нему снова, и снова, и снова.

Концерт группы «Несчастный случай» / Фото: Максим Ефимов
аксим с участником группы Uriah Heep Кеном Хенсли / Фото: Максим Ефимов
Максим с солистом группы «Пикник» Эдмундом Шклярским / Фото: Максим Ефимов

Чтобы оставить комментарий, пройдите авторизацию


^ Наверх